Илльв. Новая генерация

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Илльв. Новая генерация » Головоломки » "Звездная пыль на рукавах" [Мэй Макнамара]


"Звездная пыль на рукавах" [Мэй Макнамара]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Локация: Рим
Вводная: На улицах появляется все больше котов самой разной масти. Некоторые коты видны всем, а некоторые нет. Те, которые видны только Мэй появляются где бы она ни появилась и будто бы указывают куда ей идти. Проследовать за одним из котов.

0

2

Римские улицы ранним утром были сравнительно безлюдны, впрочем, четыре часа, прошедшие после полуночи, вполне можно было бы приписать к ночным. Несмотря на то, что криминальные хроники Вечного Города пополнялись регулярно, Мэй не боялась преступников. У нее просто не было ничего особенно ценного, а потому наживой итальянских хулиганов мог стать лишь недорогой мобильный телефон, и неизменная красная помада, все имевшиеся при себе деньги Мэй спустила на хороший алкоголь в дорогом баре. А ведь я клялась... завязать... с поздними прогулками и попойками... Нет, мне по-прежнему не удается... соответствовать образу примерной леди. Мысли никак не желали собираться в единое целое, а потому возникали кусочками, превращаясь в некую длинную цепочку. Медленно продвигаясь по улице, девушка вглядывалась в мерцающие вывески и темные витрины магазинов. До ее небольшой комнатки в бедном квартале, где жили в основном мигранты и малоимущие оставалось примерно полчаса неспешной ходьбы.
Сознание было слегка затуманено, в этот момент Мэй чувствовала себя так спокойно и так расслабленно, что долгое время не реагировала на внешние раздражители, отчаянно подававшие признаки жизни. Когда же удалось сфокусировать взгляд, то Мэй увидела перед собой котёнка.  Очередной... И где они. Только. Берутся. Мэй была слегка удивлена обилием представителей рода кошачьих в итальянской столице. Это началось несколько дней назад. Не имело значения - куда ты направлялся, взгляд всегда находил то полосатую кошку, облизывающую лапу возле продуктового, то больших черных котов, затеявших драку прямо на тротуаре, то белого котенка, с которым играла соседская девочка, кажется, ее звали Лукреция. Их было слишком много, чтобы не обращать внимание и заниматься своими делами. По дороге в бар этим вечером Мэй столкнулась едва ли не с десятком хвостатых разных окрасов и возрастов.
Но этот котенок, казалось, своим нестерпимым мяуканьем обращался именно к ней. - Ты, наверно, голодный, - обратилась к белому малышу йохнесс. Хм, а не Лукреции ли принадлежит сие крикливое чудо? Нет, слишком далеко находится дом...
При звуке человеческого голоса котенок внезапно резко замолчал. Секунду посмотрев на слегка нетрезвую девушку, мистер Мяу повернулся к ней спиной, и направился прямо к ближайшему переулку.
Мэй решила пойти за ним, ей почему-то захотелось забрать котенка себе. И она пошла следом.

0

3

Котенок шествовал по одному ему известному пути гордо вздернув хвост. Если предположить, что он кем-либо себя мнил, то однозначно он представлял себя великим полководцем за которым следует огромная армия. Однако, время от времени он останавливался и принимался умываться, а порой и вовсе игрался с чем-то невидимым глазу Мэй. Наигравшись, он внимательно всматривался в йохнесс и продолжал вести ее по переулкам. Стоит отметить, что уводил он Мэй глубоко в лабиринт улочек и переулков, большинство из которых заканчивались тупиками. Выбраться отсюда самостоятельно - едва ли представлялось возможным.
Конечная цель их путешествия находилась в одном из таких тупиковых переулков. Несмотря на занимающийся рассвет здесь было темно, словно в полночь и нормальное освещение не предполагалось в принципе. Чем ближе они подходили к небольшому, метров пять на пять, пятачку темноты, тем больше котов, кошек и котят присоединялось к ним. Так что, когда Мэй остановилась за ними действительно образовалась небольшая армия голосистых котов.
Темнота, которая здесь царила, не была однотонной. Сквозь нее смутно проступали очертания домов, небольшое сухонькое деревце и пара лавочек, вплотную прижавшихся к стенам домов. Но не за это цеплялся взгляд, совсем не за это. Темнота была наполнена серебристыми точками, будто кто-то наверху щедро сыпал блестки. Достигая земли они не оседали, образуя сверкающий ковер, а вновь взмывали вверх, пребывая в постоянном движении.
Котенок-проводник торжественно мяукнул и скрылся в этой антрацитовой темноте.

0

4

Мэй очередной раз споткнулась на ровном месте и посетовала на чрезвычайно неудобные каблуки. При этом она старалась не потерять из виду маленького сорванца, очевидно, возомнившего себя важной персоной. Почему вообще йохнесс обязана была следовать за этим котенком? Не проще ли пойти домой? К тому же уставшие ноги давали о себе знать. Наконец, девушка решила продолжить путь, потому что какое-то внутреннее чувство подталкивало ее вперед. Тем временем они все отдалялись как от места встречи, так и от района, где Мэй проживала последние несколько недель. По дороге она обнаружила, что идет не одна - к ней присоединилась разношерстная в прямом смысле компания. Отчасти Мэй была даже рада - все это начинало напоминать приключение.
Но тут котенок исчез. Мэй хотела было крикнуть нечто вроде "Эй, куда же ты!", но осознав всю бессмысленность данного восклицания, благоразумно промолчала. Открывшееся перед ней зрелище все равно бы лишило ее дара речи.
Все вокруг тонуло в коктейле из терпкого, темного мрака с серебристыми специями. Мэй как будто попала в одну из своих иллюзий. Сверкающие точки манили, влекли к себе, но девушка не решалась подойти ближе.
Что же это такое? Шутка подсознания? Портал? Просто красивая иллюминация? Несмотря на то, что последнее утверждение было явной чушью, Мэй все-таки шагнула вперед и оказалась окружена блестящими точками, этим ярким подобием необычного дождя. Они не таили в себе опасность, в этом она была уверена. Но интуиция могла и подвести. Кожу слегка покалывало, но девушка списывала это на холод, который определенно должен был настигнуть леди ночью в легком платье.

0

5

Взрослые коты выстраивались по периметру дворика, образуя живой кордон. Котята выходили в центр - образуя замысловатую геометрическую фигуру, подобрать название которой не представлялось возможным. Не более чем через минуту йохнесс оказалась окружена живым ковром из котов, лоснящаяся шерсть которых пестрила в неровном свете снующих серебристых искорок.
Искорки действительно покалывали кожу, Мэй это не показалось. При соприкосновении они были похожи на искры от бенгальских огней - вреда не причиняют, да и не такие уж неприятные ощущения по большому счету. Однако соприкасаясь с кожей они не отталкивались, чтобы продолжить свое затейливое кружение в воздухе, а накрепко льнули к открытым участкам кожи.
После того, как кожа Мэй начала сверкать, коты завели странную... песню? Да, это вполне можно было охарактеризовать именно так. Медитативная, ритмичная, чем-то отдающая шорохом маракасов и перестуком кастаньет. С первых же звуков кошачьи голоса увлекали за собой куда-то вверх, но не к светлеющему небу, а в эту антрацитовую темноту. И самое странное, что совершенно не хотелось сопротивляться этому влечению. Оно было завораживающее, сказочное, а самое главное - безопасное.

0

6

Возможно, если бы йохнесс все еще пребывала в слегка блаженном состоянии неясного сознания, то подумала бы, что выпила слишком много, валяется под барной стойкой и видит чудесные сны. Или играет с иллюзиями на танцевальной площадке ночного клуба, вдохновляясь большими серебряными шариками. Приключения тем и славны, что волей-неволей приходится ясно мыслить, временами выдвигая некие предположения. Иначе возникает риск оказаться симпатичным украшением кошачьих ритуальных танцев. Зачем же они это делают? Какую роль во всем этом играю я? Что значат эти мерцающие блестки, двигающиеся по принципу обратной перемотки, да еще в замедленной сьемке? Ха. Мэй, а ведь ты даже не можешь сделать и шагу без того, чтобы не раздавить одного из этих сумасшедших хвостатых шаманов. Сравнение с шаманами было довольно уместным, в свете того, что март уже прошел, а множество голосов, звучащих по-разному, сливались в один, и их песня заставляла оголить душу. К тому времени кожа Мэй переливалась серебром, но девушка этого не замечала. Она покачивалась в такт, и мысли ее улетали куда-то вдаль. Здравствуй, тьма, мы так давно не разговаривали...

0

7

В темноте, что примечательно, все было хорошо видно. Не по канонам, но зато удобно. Коты приплясывали, отбивая ритм мягкими лапками. Искорки сыпались и кололись. Вокруг было ни души, а чистое голубое небо над головой воспринималось каким-то непонятным и загадочным миром, в который очень сложно попасть.
Хотя спустя несколько минут, это уже казалось не таким сложным - вот оно небо, только руку протяни. Ощущение подъема усиливалось, впрочем едва ли оно было более занимательным, чем коты, которые плавали в воздухе, как будто были космонавтами в условиях невесомости.
Все походило на странную, - даже для йохнесс странную, - иллюзию с эффектом полного присутствия и плавающих в воздухе котов, и серебристого дождя, и темноты вокруг при условии ясного неба. Зато можно было что-нибудь придумать, - это знание появилось в рыжей головке Мэй неожиданно, закрепилось и выполняло роль сказочного навигатора, - и оно обязательно стало бы таким же реальным. Например, тонкая полоса перистых облаков, могла бы превратиться в сливочную реку. Почему бы облакам и вправду во что-то не превратиться? Или вот на сухоньком деревце, которое напоминало согбенную старушку распустились небольшие разноцветные бутоны из которых начали формироваться плоды. Должно быть они были вкусными. На лавочках, которые оккупировало кошачье воинство, проступали призрачные человеческие силуэты, чем-то смахивающие на каких-нибудь выходцев из старых ирландских легенд. Все вокруг как-то резко наполнялось осмысленной сказочностью, которая совершенно точно не была иллюзией самой йохнесс.

0

8

Underneath the moon
Underneath the stars
Here's a little heart for you
Up above the world
Up above it all
Here's a hand to hold on to (с)

Ладонь Мэй задела мягкую, пушистую шерсть одной из проплывавших мимо кошек. Последняя остановка на пути к безумию - тонуть в иллюзии, которая реальна. В голове всплывали дурацкие фразы...
Она падала все глубже в сказку, осознавая, что падению не будет конца. Ведь сказки не имеют дна. А то, что понимается под счастливым концом - лишь край пропасти. На самом деле, сказочники всегда зачеркивают все самое лучшее. Но Мэй только начинала писать свою историю, за неимением чернил, пальцами по воздуху. Какая разница, что использовать для записи, если сказка вершится здесь и сейчас. Мэй четко ощущала, что может придумать все что угодно. Старое засохшее дерево будет расти все вверх, пока его ветви не коснутся облаков. Облака будут танцевать медленный вальс на три счета, а на земле кошки с котами будут повторять их движения, двигаясь быстрее и грациознее. Котенок-дирижер, размахивая лапками, возьмет на себя управление невидимым оркестром, который заиграет привычного и традиционного Штрауса, просто для того, чтобы привнести капельку логичности поставленному спектаклю. Мэй организует аплодисменты, но не будет кричать "Бис". Просто потому что все это будет неповторимо. Такое случается лишь однажды, что ни говори. Может быть, все это совершенно бессмысленно, может, наполнено глубоким таинственным смыслом. Но так красиво, что противостоять невозможно. Даже старая призрачная ведьма неслышно хмыкнет, и отправится искать подходящую партию для следующего танца. Мэй закрыла глаза, пытаясь сообразить, кто же режиссер-постановщик великолепной премьеры. Одна бы она не справилась.

just saying

Я пишу какой-то нелогичный бред. Приношу извинения. Если я неправильно что-то поняла, сообщайте :)

Отредактировано Мэй Макнамара (30.04.13 14:49:34)

0

9

"И он сидел и улыбался, и я был вместе с ним,
И он сказал: "Но ты ведь тоже стал собою самим!"
А я сказал: "Найти нетрудно, но в десятки раз сложней не терять.
И будь любезен, прекрати свой жизнерадостный бред!
Ты видишь свет во мне, но это есть твой собственный свет." ©

Окружающая действительность, - хотя ее лучше назвать недействительностью, чем-то сродни несбывшегося, - покорно транс(мутировала)формировалась под уверенным дирижированием котенка, под спонтанным и витиеватым мыслепотоком Мэй. И, кажется, ей, недействительности, это весьма нравилось.
Еще бы! Такое с ней случается крайне редко, поскольку человеческое сознание очень ленится прописывать в основы мироздания такие финты ушами. Теперь же пространство отыгрывалось за все века простоя, наполняясь изнутри серебристым сиянием, которое вот-вот должно было прорвать свою эластичную мембрану и хлынуть нестерпимо ярким светом вовне.
Есть такое замечательное состояние - тургор. И этот дворик, со всеми котами, искорками и йохнесс заодно был на пределе тургора. Плоды с дерева осыпались, с хрустальным звоном ударяясь о землю. Коты гоняли эти сверкающие подобия яблок, так будто они были игрушками. Один из плодов раскололся надвое, орошая землю и лапы ближайшего кота ароматным густым соком...

- Хэй, синьорита, с вами все в порядке? - пробился через пелену незнакомый мужской голос. Голос обладал тем самым густым ароматным запахом и, - не исключено! - собственным телом. Но для того, чтобы определить подлинность данной гипотезы Мэй нужно было открыть глаза. - Вам плохо? Может скорую вызвать? И еще... Ваш кот. Он как-то странно на меня косится.
Вышеобозначеный кот являлся тем самым котенком проводником-дирижером. Занимался он тем, что свирепо косился на всех, кто подходил к Мэй, которая вальяжно возлежала посреди тротуара, где впервые увидела котенка.

0

10

Мэй чувствовала себя отвратительно. Любимое платье, несомненно, порвалось. С элегантной одеждой йохнесс не везло никогда.
Кожа почему-то покрылась мурашками, нещадно раскалывалась голова и думать о чем-то было трудно. Несмотря на все это, Мэй пыталась вспомнить хоть что-то из вчерашнего дня. Кажется, все началось с бара на одной из центральных улиц. Цена не всегда означает качество - ей либо подлили некачественную подделку, либо она все же перепила. Учитывая особенности характера девушки - второе могло быть не менее верным, чем первое. Но ведь чтобы с йохнесс что-то произошло из-за алкоголя, нужно не менее бочки крепкого и чистого спирта, и притом не выпить, а вовсе в ней утопиться. Хотя кто мог знать предел возможностей для организма илльва?
Нет, это было что-то другое. Иллюзии, провалы в памяти - джентльменский набор, что ни говори. Но размышлений для одного раза было многовато.
Сквозь густое желе тягучих мыслей прорвались слова, сначала разрозненные, а потом вполне осмысленные. Мэй удивленно открыла глаза и тут же зажмурилась. Дьявольский солнечный свет. Голос был определенно мужской.
- Вам плохо? Может скорую вызвать? И еще... Нет-нет, только не скорую. ...Ваш кот. Он как-то странно на меня косится.
Кот? Откуда? Когда это Мэй успела обзавестись милым домашним питомцем? Нет, определенно, с попойками пора завязывать, она ведь хотела начать в Риме новую жизнь... Мэй стоило многих усилий приоткрыть глаза, медленно подняться и сесть. На подьем сил пока не нашлось.
- Действительно, кот. Мэй недоверчиво уставилась на пушистое существо. Она уже видела этого котенка вчера! В голове что-то щелкнуло, завертелось. Призрачные силуэты, окруженные серебристыми огоньками промелькнули перед ее глазами и исчезли.
Что это значит? Я снова заигралась? Эх, Мэй, не дорожишь собственным разумом. Не бережешь...
- Наверное, это мой. Да, точно мой. Правда, я не знаю, что с ним, наверное, он как и я, совершенно не выспался. Мэй подавила зевок и дотронулась до висков, которые пульсировали, как сабвуферы на полной мощности.

0


Вы здесь » Илльв. Новая генерация » Головоломки » "Звездная пыль на рукавах" [Мэй Макнамара]