Илльв. Новая генерация

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Илльв. Новая генерация » Флешбеки, альтернативы » Медный гул и прочие радости ложных прорицаний.


Медный гул и прочие радости ложных прорицаний.

Сообщений 1 страница 30 из 42

1

Название: Медный гул и прочие радости ложных прорицаний.
Участники: Шеша, Уэль Леншпиг (демон Альострот, ангел Пальятера)
Таймлайн: 1316 год
Сюжет: Небеса и ад трепещут в ожидании "чудо-ребенка", который станет козырем, прорицание свидетельствующее об этом передается из уст в уста, а восторг сравним разве что с радостью сходившего по маленькому ребенка. Две канцелярии отправляют послов к обозначенному в пророчестве человеку.

Отредактировано Шеша (20.04.13 04:46:53)

0

2

Самые лучшие идеи приходят в голову после хорошего обеда. Эта истина незыблема, как костность ангельской братии, как человеческая глупость и другие не менее незыблемые вещи. Об этом вам расскажет любой школяр, ежели кому необходимо будет подтверждение. Шеша в подтверждении не нуждался, поскольку сам и сформулировал эту истину. Пришла она к нему, что примечательно, тоже в послеобеденный отдых.
С удобством расположившись в тени ветвистой яблони и увлеченно поглощая яблоко снятое с нее же, Шеша, в обличье белокурой девочки лет десяти, размышлял о том, что совершенно точно мир нуждался в шалости. Можно сказать мир загибался и хирел без достойной, озорной и многоуровневой шалости. И шалость на примете имелась, по крайней мере, демон был уверен, что такую аферу должен провернуть каждый уважающий себя Обманщик. Идея была проста, как рассвет и прекрасна, как закат.
"Пророчество - именно то, что мне нужно. Славное, расплывчатое пророчество, которое посеет панику среди святош небесной канцелярии", - отбросив огрызок яблока в сторону, демон поднялся с земли, деловито отряхнул платьице от травы и листьев и вприпрыжку отправился к городу, напевая себе под нос песенку про пастуха и барашков. Песенка оказалась не в меру въедчивая и напевал ее демон уже шестой день кряду.
В городе, по донесениям адской разведки, был блаженный, который отличался чрезмерно хорошим слухом, когда дело касалось пророчеств. Репутацию у обоих канцелярий он имел безупречную, так что он был именно тем, кого искал Шеша. Блаженного называли Себастьяном и он жил в пристройке рядом с церковью. Днем он побирался на городской площади, а к вечеру возвращался домой, чтобы вознести к небесам неистовую молитву.
"И снизойдет благодать на дитя божье", - придумывал Шеша, накручивая прядь волос на палец. - "Нет, божье - слишком очевидно. Снизойдет благодать на дитя и откроется тайный смысл... Тоже не пойдет, уже заездили эту формулировку..."
Остановившись неподалеку от Себастьяна, Шеша внимательно посмотрел на него и тяжело вздохнул. Истинно верующих он определял по запаху, а от этого человека невыносимо разило верой. Не то чтобы демон испытывал какие-то предубеждения против верующих, однако излишняя религиозность в некоторой мере пугала его, поскольку граничила с умственной отсталостью.
"Я просто маленькая девочка и меня никто не замечает", - размышлял демон, обращаясь к магии сознания. Прием был стар, как мир, поскольку не требовал влиять на каждого человека. Любой кто обратил бы свой взгляд на Шешу, будь то другой демон, ангел, человек или илльв, попросту не смог бы сконцентрировать свое внимание. - "Милая, маленькая девочка, которая сейчас расскажет взрослому дяде детскую сказку."
- Себастьян, сын мой, внемли гласу Моему, - прочистив горло начал Шеша, склоняясь к уху блаженного. - Внемлешь?
- Да, Господи! - воскликнул Себастиан и перекрестился. Проходящая мимо женщина испуганно шарахнулась в сторону и засеменила прочь.
- Не кричи так, - проворчал Шеша. - Я открою тебе Истину и ты понесешь ее к людям. Ибо грядет встреча с дитем человечьим, которому предстоит встретиться со Знанием моим и обратить это Знание во благо рода человеческого. Имя ему Уэль, - Шеша прервался и задумчиво поскреб затылок. Подходящую кандидатуру он выбрал случайно, практически наугад, но пока что искомый Уэль Леншпиг околачивался в городе и можно было разыграть карту так, как хотелось. Юноша принадлежал к роду человеческому, категорически не обладал никакими способностями и был так же далек от церкви, как Шеша от престола Творца. - Уэль Леншпиг. Запомни имя и запомни вот еще что: от того на чьей стороне будет это дитя - будет зависеть исход всего, - "всего" демон специально произнес торжественно и многозначительно, дабы слушатель его не усомнился в важности своего задания.
- Что я должен сделать, Господи? - благоразумно понизив голос до заговорщицкого шепота, спросил Себастьян, не прекращая креститься.
- Молись. Молись за это дитя так рьяно, как только возможно. Поминай имя в каждой молитве и в каждой своей мысли. На то воля Моя, - торжественно закончил Шеша и призадумался.
"Получилось просто, но, кажется, красиво. Не слишком витиевато, но и не слишком примитивно. В самый раз."
- Господи, ты еще здесь? - робко поинтересовался Себастьян.
- Я всегда здесь, - важно произнес Шеша. - И все вижу, - лукаво добавил он.
- Господи, а почему ты сам не направишь дитя по нужному пути?
- Усомнился в божественном провидении, сын мой? - возмущенно фыркнул Шеша. По его мнению именно так Творец или тот, кто вещает за Творца должен был отреагировать на столь здравый вопрос.
- Нет, нет, нет, Господи! Как я мог? Я буду молиться. Вот прямо сейчас и начну! - залепетал Себастьян.
- Аминь, - подытожил Шеша, отходя от блаженного.
Первый этап шалости был завершен и можно было пойти на рынок, чтобы полакомиться свежими булочками.

+2

3

Конечно же, Лено не подозревал, что с этого момента стал избранным. Ну, ладно, не избранным. Особенным. Правда, даже если бы и знал, знание это вряд ли остановило бы мальчугана в его намерении стащить огромную свежую плюшку с кислым творогом и изюмом. Не то, чтобы он голодал в последнее время. Пение его приносило кое-какие гроши, и на эти гроши можно было приобрести что-нибудь съестное в той или иной степени. Но блестящие бока плюшки, явно смазанные яйцом при выпекании, вызывали у Уля обильное слюновыделение и практически непреодолимое желание попробовать это чудо на вкус.
Главным было дождаться, пока подойдет кто-нибудь из покупателей, и тогда, когда пышная продавщица, сама отдаленно напоминающая сдобную бабу, отвлечется на покупателя, ничто не помешает стянуть вожделенную плюшку.
"Господи, обещаю, что потом буду усердно молиться, чтобы загладить свою вину. Ты учил нас не воровать, не поддаваться соблазнам, а я устоять не могу. Потому отведи свой взор от меня и сделай вид, что ничего не видишь. Сочтемся. Честно-честно."

Господь, может, взгляд и отвел. А вот заслуженная работница небесной канцелярии Пальятера, который год занимающая первое место в списках идеальных сотрудников отдела связи с общественностью - нет. Так уж получилось, что в качестве поощрения ангел была приставлена к некому тов. блаженному Себастьяну, а потому все его молитвы отслеживались и записывались именно ее скромной персоной.
Пятая молитва за последние четверть часа, исходящая от ее подопечного, была о спасении души и здравии некого Уэля Леншпига. И теперь, когда почтенный блаженный соизволил заткнуться, явно устроив себе перерыв для принятия пищи, Пали с какой-то особой ненавистью оттолкнула от края стола свою печатную машинку. Она откинулась на спинку стула, сцепив пальцы в замок, стараясь как-то их размять. Пятнадцать минут экстренного набора истовой абракадабры - это вам не что-либо как!
- Девочки, это просто кошмар какой-то, - посетовала она так скорбно, как только вообще умела. - Я, конечно, всегда знала, что бедняжки, лишенные рассудка, склонны зацикливаться... Но что-то мне кажется, это будет продолжаться до самой моей старости. Тут вообще кто-нибудь знает что-то о неком герре Уле фон Шпигеле, или как бишь его?

В это же время в элитном офисе преисподней провинившийся работник соц.службы, господин Альострат, некогда работавший "в поле", а теперь отбывающий каторгу в четырех стенах, отпустил кнопку селектора и задумчиво закурил. Наблюдать, а тем более прослушивать религиозных фанатиков было делом не то что скучным, а в само деле адски мучительным. Редко те выдавали что-то новое и интересное, зачастую несли какую-то околесицу. И этот господин Себастьян не был исключением.
Только вот что-то дядю перемкнуло, и тот начал усердно молиться о душе какого-то неизвестного Леншпига.
"Совратил он мальчика, что ли? А теперь грешок замаливает?" - Страт флегматично выдохнул дым, и прикинул, стоит ли по этому поводу шум поднимать. Мало ли чего? Вдруг, какая честная христианская душа попросила помолиться о приболевшем чаде? Так теперь этот фанатик до хрипоты будет ломиться чуть ли не к Господу Богу на аудиенцию, чтобы выпросить доброго здравия малышу. По крайней мере до тех пор, пока мать не сообщит, что все уже наладилось. С другой стороны - странно оно. Не похоже на Себа. Тот если и молится, то за все человечество скопом. А тут такое забавное исключение.
"Значит так, слушаю его еще полдня, а потом подниму свой зад и потащусь в архив, наводить справки, пока к креслу не прирос."

Отредактировано Уэль Леншпиг (20.04.13 19:59:55)

+2

4

Не по наслышке зная, как работает адская канцелярия, Шеша даже не надеялся на то, что в ближайшее время кто-то всерьез прислушается к невнятному бормотанию блаженного. За блаженными, пусть даже с идеальной репутацией, следили долго и кропотливо и только на шестисотое обращение за сутки кто-то решил бы проверить в чем суть дела. Потому поглощая яблоки с той самой яблони, под которой ему в голову пришла замечательная идея разыграть всех, демон размышлял о том, что станет достойным знамением и значительно ускорит весь процесс.
"Перво-наперво необходимо забыть обо всем, что написано в Библии. Уж не знаю кто там ее так старательно писал, но половину достойных знамений они туда внесли, а значит повторяться ни в коем случае нельзя, чтобы не вносить неразбериху. Наверное, стоит поставить в центр происходящего мальчика, дабы акцентировать внимание обеих канцелярий."
Солнце уже почти скрылось за горизонтом, когда демон подпрыгнул на месте, завертелся волчком и счастливо расхохотался. Любой психически здоровый человек увидевший эту сцену - запросто мог бы сойти с ума и был бы совершенно прав в этом решении. Потому что вертящаяся волчком девчушка - это зрелище не для слабонервных. Сразу же представляется как невинным дитям завладел дьявол и все что ее теперь ждет это бормотание священников, купание в святой воде и прочие безрадостные события, которые свойственны католикам.
Веселье Шеши было обусловлено тем, что он наконец-то придумал как и что нужно делать. И совершенно не зря он придумал себе обличье маленькой девочки, потому как устами ребенка глаголет истина.
"Как же я люблю свою работу!" - удовлетворенно подумал Шеша, поворачиваясь лицом к городу.
Над городом сгущались тучи. По сути никаких туч не было и быть не могло, погода стояла на редкость погожая и до ближайшего сезона дождей еще было очень далеко. Но каждый житель города ощутил как понижается температура воздуха, а порывы ветра начинают раскачивать вывески и открытые ставни. У седобородого господина на рыночной площади сорвало шляпу с головы унесло куда-то в подворотню. Раскаты грома, сверкание молний и резкая тишина, которая свойственна предгрозовому времени, удачно дополнила созданную картину. Да и сам Шеша, если бы только у него были зрители, выглядел более чем демонически.
"А теперь нужно добавить внушительности", - отметил демон. В городе тревожно зазвучали колокола. "И немножечко трагичности", - добавил он, направив одну из молний в колокол. "Идеально!"
Теперь, когда подготовка к знамению была окончена, ему необходимо было появиться в городе, как раз рядом с Уэлем, чтобы указать на него и всячески выделить среди всех присутствующих. Призадумавшись, демон решил, что придется бежать, иначе пауза затянется, и сорвался с места.
Города он достиг спустя три минуты, а еще спустя две он остановился недалеко от Леншпига. Юноша вкушал булку, да к тому же делал это настолько аппетитно, что Шеша невольно позавидовал ему. До ужина ему самому еще было далеко, а работы было непочатый край. Смирив урчание в животе, демон поправил платье и придал выражению своего лица как можно более невинный вид.
- Избранный, - пророкотал Шеша, стараясь не рассмеяться от комичности картины, - истинно глаголю - Избранный предо мной.
Скосив взгляд в сторону рыночной площади, Шеша высматривал Себастьяна, который как раз должен был околачиваться где-то поблизости.
- Отроку этому суждено стать Мечом Карающим, - продолжил демон, подбираясь ближе к Уэля, пока указательный палец не уткнулся в живот юноши. - Уэль Леншпиг, предрекаю тебе стать десницей Моей.
Шеша благодарил небеса за то, что они создали такое прекрасное время, когда минимум спецэффектов и внушительный голос создавали идеальную впечатляющую атмосферу. Люди смотрели на Леншпига, Себастьян выразительно молился за его, Уэля, душу, ветер завывал, гром гремел, а молнии норовили еще раз попасть в церковный колокол.
- Чудо свершится, - вдохновенно продолжал Шеша, - и отрок возглавит армию.
"Все, все, хватит подробностей, иначе заподозрят неладное", - осадил себя демон.
Решив, что произведенного шума достаточно для того, чтобы соответствующие чины обратили свое внимание на парнишку, Шеша звонко хлопнул в ладоши и добавил напоследок:
- Истинно глаголю - быть тебе возвеличившимся!
Еще один хлопок в ладоши - развеял драматическую обстановку, а вместе с тем и белокурую девочку, которая исчезла, словно ее и не было здесь.
"И попробуйте теперь отложить это дело!" - подумал Шеша, доедая булку с творогом, которую умыкнул у Леншпига.

+2

5

"А я всего лишь спер булку," - растерянно подумал Леншпиг и почесал затылок. В Бога мальчишка верил и в оперативности его не сомневался, но чтобы прям так - это уже никак не лезло в представление парня о могуществе и невмешательстве Творца. Даром что пальцем в него потыкали, так еще и плюшку отняли, видимо, в назидание.
Особого внимания к своей персоне Лено не любил. А чего любить-то? Разумеется, собери он во время выступления толпу, денег в его поношенной кепке существенно поприбавилось. Но вместе с тем увеличился бы и интерес городской стражи. А стражники люди вечно голодные и бедные, что значило разве что то, что с заработанными деньжатами можно было попрощаться и молиться о том, чтобы хоть грошик на пропитание оставили. Вот и сейчас - кто знает, как среагирует толпа, и как эту реакцию расценит городская стража.
"Ну и подставил же ты меня, Господи!" - возмущенно и очень адресно подумал мальчишка, срываясь с места. Куда именно бежать - значения не имело. Лишь бы подальше от оживленной ярмарочной площади. Даром что людей тут было уже в половину меньше, чем днем. Но и такого вот размаха вполне хватило бы на то, чтобы вляпаться по самые уши. Осталось только решить, где будет тише - за чертой города, или в какой-нибудь из местных церквей. В том, что все до единого святоши в момент громового вещания находились на ярмарке, Уэль крепко сомневался. А значит оставалась надежда оказаться не узнанным, если, разумеется, служители бока не получили по персональному знамению с портретом в качестве приложения.
"Неделю тебе молиться не буду. Вот! А что ты думал? Один ты обижаться умеешь? Кстати, девчонку мог послать и покрасивше."

Самоуправства в небесной канцелярии не любили. Нерасторопность и безответственность - не любили еще больше. Потому, прослышав на обеденном перерыве о том, что произошло в городишке, где обитал подопечный тов. блаженный Себастьян, Пали чуть не повредилась рассудком.
- Это как это? - непонимающе моргала она, вцепившись в рукав идеально наглаженной блузки своей коллеги, работающей в отделе новостей. - Как - знамение? Не должно было быть никаких знамений! - голос заслуженного ангельского работника подрагивал, и у окружающих могло сложится впечатление, что у девушки вот-вот случится истерика. Ну не мгла же она проглядеть!
- А вот так, милочка, - разводила руками новостница. - Молча. Знамение. Да не наше. Если бы наше, мы бы, определенно, знали об этом заранее. Сама знаешь, к таким мероприятиям мы относимся со всей ответственностью, разрабатываем сценарий, да так громко, что наш режиссер-постановщик Метатрон еще неделю потом никого видеть не хочет и многозначительно молчит - отдыхает от репетиций.
- Кошмар! Это кошмар, - Пали потянулась за своей чашкой с крепким чае и сделала несколько крупных глотков, стараясь вернуть себе самообладание. - Так, значит надо собраться с силами и попросить у зав.отделения оформить мне срочную путевку, чтобы разобраться что к чему. Конечно, все это может быть уткой от соседней конторы. Но если этот Шпигель, Господи прости, или как бишь его, и впрямь фигура ключевая, то с этим надо что-то делать. Кто знает, что он натворить может. Лучше, во избежание неприятностей, заранее его обратить к свету. Верно я говорю, уважаемая Габриэлла Ишмаэлевна?
- Ну и бойкая же ты, Пальятерочка, душенька! - улыбаясь качала головой Габриэлла. - Не стоит оно такого шума. Но раз тебе неимется, давай, что ли, вместе к твоему заву сходим? Он меня давно на чай зовет. Может, совместное распитие как-нибудь ускорит оформление твоего командировочного.

- Мать твою, Иисусе, пресвятую деву Марию, етить! - Строт чуть не подавился своим вечерним кофе. - Охренели они там что ли, в своем небесном царстве?
- А то ты только сейчас узнал, - младший помощник, а проще говоря секретарь Альострата самодовольно улыбался, прислонившись плечом к стене, глядя на свое непосредственное начальство сверху вниз. - Они там всегда такими охреневшими и были. Только на словах честные, а на деле - фигушки хоть слово скажут о намечающейся акции.
- Думаешь, это серьезно? - обреченно уточнил демон, уже и не надеясь на хоть сколько-нибудь успокаивающий ответ. Он уже поднялся из кресла, накинул на плечи пиджак, и крепко задумывался о том, чтобы сходить с визитом к своему шефу, потолковать о политике партий.
- Нет, они просто так громы, молнии и малолеток в один клип микшируют, развлекаются, блин! Конечно серьезно. А самое паскудное, что мы-то мальца проморгали. И кто-то обязательно открутит нам хвосты. Сечешь? - секретарь, даже не дождавшись ухода начальства уже косил взглядом на удобное его кресло, в глубине души надеясь, что за пропущенный инцидент Строту крепко дадут по рогам и сместят с должности, а его - такого хорошего и исполнительного - повысят.
- Только не смей, чертяка, за меня молиться, - тяжело вздохнул демон, отследив взгляд подчиненного. - А то как бы меня ни понизили, я ж тебя найду и вилы в зад затолкаю. Все, пошел я разбираться. Выпрошу себе билет в ту сторону, да хоть в один конец. На месте мне легче ориентироваться, что да как делать надо.
И, не дожидаясь проклятий на удачу, Альострат вышел из кабинета и бодро помаршировал к шефу на ковер.

Отредактировано Уэль Леншпиг (20.04.13 22:39:19)

+3

6

Возвращаться в ад Шеша не торопился. Да и нечего ему там было делать, по здравому размышлению, там паника, расчеты, бюрократия, а он еще не закончил все свои дела. Посему на ночь он решил остаться в городе. Вообще, ему просто было интересно как будет себя вести Леншпиг, которого он так подставил, как скоро прибудут послы от небес и ада, как вообще все будет происходить. Представляя учиненный переполох демон никак не мог успокоиться и, дабы перестраховаться, сменил внешность. Не пристало маленьким девочкам по ночному городу гулять, слишком подозрительно выглядит. После манипуляций со своей внешностью вместо белокурой девочки с сеновала, который облюбовал демон, выбрался русоволосый паренек, типичный горожанин у которого если и есть деньги, то никакого смысла их забирать.
Вытащив соломинку из волос, Шеша закусил ее и принюхался, определяя куда задевался Уэль. Шеша не был голоден, но склонить кого-нибудь к греху было категорически необходимо, так что найти паренька и к чему-нибудь его склонить - было делом чести.
"Сначала согрешил, потом помолился. Не перепутать. Это подстегнет уполномоченных следить за Леншпигом к скорейшему прибытию. А если учитывать, что обе канцелярии суть один и тот же сапог - прибыть они должны одновременно."
Насвистывая всю ту же песенку про пастуха и барашков, демон отправился по следу Уэля Леншпига.

0

7

- Если я обещал не молиться, то в церковь мне никак нельзя, - бормотал себе под нос Уэль, нарезая круги по узким улочкам города, медленно но уверенно смещаясь ближе к городским воротам. Как ни странно, на улице с ним здороваться не стали, еду задарма не предлагали, а коли так - то и нечего было лишний раз заострять внимание на своей персоне. Осталось только придумать, как из города выбраться, пока приличные граждане сидят по домам и рассказывают семьям, не попавшим в тот вечер на ярмарочную площадь, что в городе их появился... святой - не святой, мессия - не мессия, но очень примечательный мальчик. Примечательность в данном случае была хуже чумы. Прилипнет - не отмоешься. - Того и знай, запрут в монастыре, и будут молиться денно и нощно за правильность моих решений и праведность моих деяний. Тьфу! Так я сосем умом тронусь...
Позволив себе небольшой привал в одном из тупиков, Леншпиг присел на разогретую за день землю и прижался спиной к стене. Поминая незлым тихим словом проклятую ватрушку, которая и до сих пор казалась самым соблазнительным из всех яств на свете, он развязал свой заплечный узел и выудил из него кусок сыра. Сыр пах скверно. Не потому, что испортился, а потому что был таким по своей природе. Только это никак Уэля не успокаивало. От одного этого аромата, слишком соленого и пряного, хотелось свалиться в какой-нибудь колодец, чтобы вдоволь напиться холодной воды.
На яблоки же Уль смотрел с опаской. С некоторых пор именно яблоки считались тем самым запретным плодом, на который польстилась непутевая Ева. И кто знает, каким образом расценит подобный жест всевидящий Отец Небесный, с которым окончательно портить отношения Лено не нахотел. Хватило и непонятного происшествия на площади.
- Вот помру я с голоду, Отче, и придется тебе забирать меня прямиком в рай, как и всех великомучеников. Оно тебе надо?

Господу, конечно, оно было не надо. Вообще существовала большая вероятность того, что Бог даже не догадывался о том, что за события развивались вокруг одного из его творений. Не самого удачного из них, не самого выдающегося. Зато куда более мелкие чины ангельской и демонической братии как раз изучали перемещения и действия с завидной пристальностью. Пали уже выторговала для себя внеочередную командировку на землю, аргументируя свое мнение чрезвычайным происшествием. Альострот тоже получил свою разнарядку по части визита на землю. Не то, чтобы в аду восприняли все всерьез, но в противном случае упорный демон растрезвонил бы о случившимся на всю преисподнюю, поднял бы много ненужного шума, и кто знает чем и для кого это могло бы обернуться.
Вот потому одновременно сердобольная Габриэлла Ишмаэлевна и язвительный черт-секретарь помогали своим активистам по части экипировки и напутственных слов. Ишмаэлевна бережно повязывала на шее ангела красный галстук и прикалывала к белоснежной блузке значок с профилем Всевышнего. Черт же помогал оформить все документы на его имя в случае непредвиденных обстоятельств и напоминал, что после смерти есть какая-то жизнь.
Работа кипела, атмосфера накалялась, а Уэль Леншпиг все старался выбрать между яблоком и дурно пахнущим сыром.

+2

8

"А вот и мальчик", - обрадованно подумал Шеша, заприметив в подворотне Леншпига. Признаться он порядком умаялся, пока нашел Уэля, не раз и не два посылая ему то икоту, то колики за то, что не шел прямо, а плутал по улицам. "Сиди на месте и никуда не сбегай. Еще полночи за тобой бегать - я не согласен."
Свернув на соседнюю улочку, демон набрел на трактир, где и затарился кувшинчиком вина и буханкой хлеба.
"Людей обязательно нужно прикармливать", - размышлял Шеша, возвращаясь к Уэлю. "Как рыбу. Или как бродячих животных. Сытые - они куда более сговорчивые. Иначе никак."
Оглядевшись по сторонам, Шеша нырнул в подворотню и дружелюбно улыбнулся:
- С хлебом и вином получится сытнее.
Примечательно, что обычно в таких случаях люди пугались и пытались сбежать, посему, наученный горьким опытом, Шеша внушил пареньку, что где-то они уже встречались и вроде бы даже выпивали вместе. Внушение сие ни на что не влияло, однако испугаться Леншпиг не должен был. Чего, собственно, демону и нужно было.
- Сыр-то, небось, соленый, как статуя жены Лота. А так и горло смочишь, и наешься, - тщательно стряхнув сор с ящика рядом с Уэлем, Шеша положил хлеб на него, а рядом поставил кувшин вина.
По зрелому размышлению, всем людям можно было внушать все что угодно, прежде чем склонить их к греху. По сути именно по такой схеме и работали ветераны подземного мира, которые помнили Ноя в лицо. Однако, нынешние демоны старались действовать максимально чисто, дабы на них не спустили небесных церберов. Шеша придерживался чистоты метода исключительно из-за своего образа жизни. Ему бы вот совершенно не хотелось, чтобы какой-нибудь подлец внушил ему и фактически вынудил сделать что-то. Потому и сам демон старался пробудить в человеке склонность к грехопадению, а не внушить.

0

9

- Вино и хлеб, значит? - нервно хихикнул Уэль, недоверчиво покосившись на предложенную снедь. Бежать бы он и без внушения никуда не стал - мальчишка вырос общительным, любопытным и на редкость везучим. В силу везучести же - не пуганным. Что, разумеется, не означало "не осторожным" или "клиническим идиотом". - Выглядит соблазнительно, но, сдается мне, кое кто очень наблюдательный сочтет это намеком, - парнишка улыбнулся и поднялся на ноги, забавно щурясь, стараясь разглядеть лицо внезапного доброжелателя в темноте подворотни. - Уличное причастие, не иначе.
"Вот так-то и слетают с катушек, парень," - обреченно подумал Лено, виновато поджав губы. - "Стоило ощутить близость Отца небесного во всей красе, как ты уже и людей шарахаешься, и намеки видишь во всем. Не дело это, Уль, ох, не дело. Богу, знаешь ли, Богово, а мне, простому смертному велено жизни радоваться. Так что теперь, отказываться от предписания и грешить унынием?"
- Только сам я не буду. Неловко мне в одиночку. Так что половину всего тебе, половину мне, пойдет? - приподнял бровь мальчишка и потянул руку своему внезапному кормильцу. До их пор Уль был накрепко убежден, что от того, кому совесть позволила принять рукопожатие, подвоха ждать было нечего.

Отредактировано Уэль Леншпиг (21.04.13 00:57:28)

0

10

- Договорились, - широко улыбнулся Шеша, пожимая руку. Никаких предрассудков по поводу рукопожатий он приобрести не успел, поэтому от цели своей отказываться не собирался. - А ты чего здесь прячешься? Страже насолил? - устроившись прямо на земле, Шеша отломил кусок от буханки и жадно вгрызся в него. Яблоки были вкусными, но абсолютно не питательными, а после дня проведенного на свежем воздухе он нагулял себе зверский аппетит. - Вообще, не то чтобы это играло какую-то роль. Просто беседу поддерживаю. Ты ешь, ешь, - Шеша отхватил еще кусок и протянул его Уэлю. - Меня вот Гансом зовут. Я из соседней деревушки, приехал кой-чего в отцовскую лавку прикупить, - совершенно непринужденно вещал демон, запивая хлеб вином и уже подумывая о том, что неплохо было бы раскурить трубку. - Приехал вечером, а все ходят с такими лицами, будто второе пришествие свершилось, а они все пропустили. Вот же ж городские, как дети малые - всему верят, - достав из холщовой сумки кисет и трубку, принялся набивать ее. - А я так считаю - все чушь о чем они тут говорят. Как это, бишь, по умному говорится? О! Галлюцинация, - самодовольно улыбнувшись, Шеша чиркнул несколько раз огнивом и раскурил трубку.

0

11

Если бы Уэль догадывался о том, что сейчас происходит по ту сторону привычной ему реальности, он, наверняка предпочел бы подавиться хлебом или вином, так, на всякий случай, и помереть прямо тут, в подворотне. По большому счету, он ничего бы не пропустил - в славном средневековье редко случалось что-то действительно интересное. А потому, не приключись с ним то, что должно было приключиться в ближайшее время, дальнейшая участь мальчишки была бы предопределена. Побегал бы еще по земле нищим бардом, и закончился бы в году эдак 1350, где-нибудь в Кельне или Мельне от чумы.
Но сейчас-то Лено ни о чем подобном даже не задумывался. Жевал себе свою булку, прихлебывал вино, слушал да кивал. Он даже был склонен согласиться по поводу этой "как, бишь, ее по умному? галлюцинации", не будь он сам на этой злосчастной площади, и не тыкай в него зловещего вида девочка своим пальчиком. А так приходилось признать, что не галлюцинация это ни разу. Но чушь - однозначно.
- А меня Тиль зовут, - зачем-то приврал мальчишка. Или не приврал, а действительно водилось за ним такое прозвище, приклеившееся после какой-нибудь попойки. Какие только имена к нему по такому случаю не клеились! Каждый был горазд хоть как, а переиначить. - И я тоже считаю, что тут все с ума посходили. Вот и думаю, как бы его улизнуть по-тихому, чтобы мне их безумие не передалось. Оно же того, как и чума... - мальчишка пошевелил пальцами, изображая передвижение безумия, - по воздуху летает. Мало ли чего.

0

12

- А толку-то ночью бежать? - пожал плечами Шеша, с наслаждением пуская колечки дыма прямо в звездное небо. - Ночью, знаешь ли, другими делами принято заниматься. А бежать лучше на рассвете, когда стража носом клюет. Да и кто ж налегке-то из города бежит?
Хлеба явно не хватало для того, чтобы насытиться, однако сыр, который имелся у Леншпига, не вызывал доверия. Отравиться Шеша все равно не смог бы, но какое-то внутреннее чувство брезгливости удерживало его от поедания этого странного сыра.
- Припасов бы тебе, пойла какого-нибудь. А там и бежать можно, - со знанием дела подытожил Шеша.
"Не буду я за тобой по полям да лесам бегать!" - возмущенно подумал демон. - "К утру соглядатаи твои как раз доберутся, а там уже гуляй по миру сколько душе угодно."
- Вообще, я так научен - за встречу с хорошим человеком обязательно нужно выпить. От души выпить главное. Иначе получается как-то некрасиво. Хороших людей мало, а выпивки много. Нужно поддерживать баланс. Дело я говорю или нет?

0

13

- Может и дело, - пожал плечами Уэль. В сущности, он был совершенно согласен с новым знакомым, но сейчас почему-то не слишком хотелось соглашаться. Правда, дело было не в Гансе, или как его там. А в том, что если сейчас парень позволит себе кирнуть от души, то завтра черта с два он куда убежит. Будет спать себе тихонечко в чьем-то хлеве, а то и вовсе в городской канаве. Никуда это не годится. - А может и не очень. Я тебя, мил человек, обидеть не хочу, а пить сегодня я не настроен. Ты звезды видал? Глянь, как стоят! Мне сегодня вот совсем-совсем пить нельзя, даже если ты меня по этому поводу плохим человеком считать станешь, - вздохнул Леншпиг и почесал переносицу.
Врать он не любил. Но умел. Да так непринужденно и нелепо, что нелепицу эту ни один разумный человек за ложь и не примет. Вот и сейчас он молол все, что на ум приходит. Так завсегда достовернее получается.
Не то, чтобы сегодняшнее происшествие как-то повлияло на законопослушность парнишки. Да и трепета должного не вселило. Ну, чудо и чудо. Явление и явление. Очередной повод поверить, что кто-то там на небушке таки живет. А так, чтобы взгляды на жизнь менять - так и не достаточно этого всего, уж тем более, что сам Эль ни на йоту не верил, что может быть в нем что-то особенное. И тем не менее мысль о припасах ему не понравилась. Купить он ничего не мог, а воровать - не хотел и не собирался. Хватило плюшки злосчастной: стащил, и полно.

0

14

"Звезды стоят, ага", - хмыкнул про себя Шеша. - "Хитер ты, парень, да не хитрее меня. И настроение у тебя совсем негожее. Нельзя так. Расстроишь соглядатаев, чего доброго все планы мне порушишь. Говорю же выпить нужно, чтобы головушку свою молодецкую прочистить."
Шеша поерзал и отломил еще кусок хлеба. Задумчиво прожевал его, запил вином и почесал себе кончик носа.
- Буду или не буду - тебе то что с того? Боженька все видит, он тебе и припомнит, - демон тяжело и сокрушенно вздохнул. - Пойду я тогда. Вот в трактир и пойду. Напьюсь там и обворуют меня, а батька мне за это уши накрутит так, что свекла бледнее выглядеть будет, - проникновенность с которой описывал свою нелегкую долю демон даже камень заставила бы дрогнуть.
"Вот странное дело, когда не нужно - люди спешат, аж спотыкаются, чтобы согрешить. А когда для дела нужно - так сразу сто поводов отказаться! Свинство какое-то получается."
- А так выпили бы, поели, да как раз к утру поспели бы. Там бы и разошлись, а я бы тебе еще и денег дал. Не потому что я добрый, а потому что праздник у меня и матушка моя, царствие ей небесное, завещала по праздникам деньги долго в руках не держать, а людям хорошим отдавать.

0

15

- Не в обиду, Ганс, а дурак ты тот еще! Про буряк не знаю, а башка-то у тебя - тыквенная! - расхохотался Уль. Искренне расхохотался, как только дети и умеют. Разве только пополам не гнулся да слезы не пускал. - Слово "га-лю"... как там его? Вот его ты знаешь, а как мозгами так пораскинуть, чтобы одно с другим сходилось - не могёшь. Ты ж себе, а не мне хуже сделаешь, если тебя обворуют. Так что не правильно ты собутыльников завлекаешь, ох, не правильно! Хочешь, научу?
И какой пес дернул Леншпига на доброту такую расщедриться - он сам не представлял. А все рано не хотелось человека огорчать. Как ни как хлебом накормил да вином напоил. Это, конечно, не добрый шмат мяса да не пиво сладкое, но тоже пища. А Уль, хоть и любил вкусно поесть, харчами перебирать не был приучен. И благодарил как и человека, пищу дающего, так и Господа, человека этого пославшего.
Тут-то как ни крути, а прав был Ганс, и ни за что ни про что обижать его не стоило. Пусть и соглашаться не хотелось. Чуял он, что набедокурит, ежели налакается. По такому случаю, если уж и бедокурить, девка рядом хороша, а не парень незнакомый. Хотя... кто знает, чем это все может обернуться. Глядишь, чем-нибудь забавным. И уж более того, никаких опасностей и неловкостей быть не должно было. Никто его не узнает, так ведь? Богом избранные мальчики же не пьют?

0

16

"И то хлеб", - подумал Шеша, изображая на лице своем глупейшую улыбку, которая присуща любому хорошему, но недалекому деревенскому парню.
- А то ж как еще! - кивнул демон и выбил остатки угольев из трубки. - Это ж завсегда полезно будет. Батька мой умеет, а меня не учит. Так вот те ж нашелся мил человек, добрая душа, чтоб наукой поделиться!
"Когда-нибудь я вот так заиграюсь и отупею", - ворчливо подумалось демону. Однако ничем он недовольство свое не выдал и даже будь перед ним эмпат окаянный ничего бы не смог почуять.
- Вот же ж еще беда какая - хоть и езжу я в город каждый год, а города-то почти не знаю. А уж если пить, то хорошо, этому меня батька научил, - с гордостью подытожил Шеша.
"Девицей нужно было обращаться", - сокрушенно подытожил демон. - "С девицей был бы сговорчивей. Да что уж там, все равно поздно переигрывать. Придется так работать."
Когда случалось так, что Шеша просчитывался в выбранной стратегии или внешности - он некоторое время укорял себя за нерасторопность. Два с половиной века живет бок о бок с людьми, а до сих пор не до конца усвоил как лучше обратиться.

0

17

"А может и правильно тебя батька не учит," - подумалось Улю. Этот парень был приятным и без выпивки. И кто знает, какой у него норов, как напьется? Вдруг буян какой? Это соображение настигло Леншпига как-то запоздало. Но хорошо, что настигло в принципе. А то отпустил бы себя, польстившись на выпивку и компанию, а потом - кто знает, что там быть может? А раз мысль  голову пришла, значит пришла для чего-то, и парень окончательно уверился в том, что пить он не хочет совершенно. Ну, разе что сосем немного, чтобы едва-едва захмелеть, но никак с ног не валиться.
- Знаешь что, парень, а давай мы с тобой не пить пойдем, а по крышам полазаем? Я знаю их так хорошо, как ты собственный огород не знаешь. А оттуда вид такой... Ты в жизни такого не видал, Богом клянусь! Возьмем бутылку крепленого - и айда наверх? Ночи нонича красивенные.
Такое предложение, правда, сгодилось бы больше, повстречай он какую девчонку. Но и так сгодится. Парням же никто не запрещал быть романтиками. Справедливо? Справедливо. Авось и в этом где-то глубоко запрятано чувство прекрасного. А коли нет - так и пить им незачем, потому что и поговорить не о чем будет.

0

18

"К сожалению, доведение до самоубийства никак не входит в мои планы", - огорченно подумалось Шеше. - "Хотя вариант, конечно, любопытный."
- Боюсь я высоты, - нарочито боязливо поежился демон. - Но ежели с крепленным, то переборю страх. Куда ж там страху-то остаться?
Затея лазать по крышам категорически не вдохновляла демона. Чего он на тех крышах не видел? Он и не на такие крыши взбирался, а уж если вспоминать откуда он только на звезды не смотрел - так никаких пальцев не хватит. Но лезть придется, потому что план таков.
"Все-таки род человеческий куда более злокозненный, чем самый вредный демон преисподней. Ну, вот что ему не сидится на земле? Чай не птица и не кошка по крышам шнырять. А все туда же... Эх, вот навернется и свернет себе шею - весь план насмарку. Второй раз такое уже не устроишь - не купятся. Ладно, придется страховать. Пусть и благое это дело - потом окупится."
- Ты это... обожди меня здесь, я в трактир сбегаю.
Обернулся Шеша менее чем за пару минут. Потряс в воздухе пузатой бутылкой и довольно усмехнулся, когда поднял вторую руку со свертком, по очертаниям которого легко было угадать мясистый свиной окорок.
- Вот теперича можем и лезть.

0

19

И все-таки что-то где-то у Лено екало. Не то, чтобы прям вовсе нехорошо, но эдак тревожно, напряженно. А главное - совсем не ясно, по какому такому поводу. Ясное дело, с крыши он не свалится. Слишком везучий для этого дела. Да и что он, в первый раз что ли это проворачивать собирается? Ох, даже не в десятый. А потому ничего ему не страшно. Главное нежданного приятеля не угрохать ненароком. Не хватало, чтобы он еще и убийцей ко всему прочему стал. Никуда такой вариант не годится. Скверно это, а потому лучше даже не думать о такой возможности.
Еда завидев окорок, все существо Леншпига возликовало. Нормальная еда - это тебе не яблоки с сыром. Это мясо. Самое настоящее. Вкусное, сытное. Да и под знатную такую закуску - разе упьется он, даже крепленым?
- Ну что, приятель, на земле начнем для храбрости? А то трезвым я тебя на крышу не загоню. Ты побольше меня будешь - не управлюсь, - Уэль с известной доли иронии оглядел себя. Воробей оголодавший, ни дать ни взять. - Откупоривай. А то в горле как-то пересохло, - лукаво подмигнул он, и зачем-то еще раз усомнился в правильности происходящего.
"Вот если он большую часть мяса сам съест, до крыши мы можем и не добраться. Я ж дурной, когда пьяный. А пьяным сделаюсь в два счета - почитай на голодный желудок пить стану. Ну что я ел неделю? Хлеб да яблоки! Разве ж это еда?"

0

20

Шеша откупорил без лишних слов. Признаться такую бурду он в самые отчаянные годы не пил. По сравнению с качеством этого "крепленного" вся служба в качестве шестого чина была сказкой. Однако, выбора особо-то не было - все равно посреди ночи лучшего не достать, даже если приплатить. Поэтому демон сделал первый глоток и протянул бутылку Леншпигу. Среди демонов нижнего мира ходило поверье, что тот, кто пьет после демона - автоматически теряет несколько пунктов расположения небес. Шеша решил начинать с малого.
Достав из сумки нож, демона отрезал от окорока приличный шмат и положил его на ломоть хлеба, тоже протянув его Леншпигу.
- Ешь, ешь. А то придется тебя на себе на крышу тащить, - иронично усмехнулся демон.
"Господи, что ж ты, как неродной? Пошто так работу усложняешь? Я-то к райским кущам не тороплюсь, совсем не тороплюсь. Поэтому тернистым путь мой делать не обязательно. Ладно?"
Едва ли Творец услышал эти мысли, а даже если бы и услышал, то едва ли отреагировал бы. Все-таки неположено Творцу на демонские мысли отвечать. Не по уставу это.
Шеша чувствовал сомнения в Леншпиге и это его не особо радовало. Внушать что-либо желания не возникало, к тому же и в первый раз на мальчишку не очень-то подействовало. Поэтому демон попытался зайти с другой стороны. С младых ногтей мать учила его управляться с сознанием, а уж за два с лишним века Шеша навострился правильно воздействовать с помощью эмпатии. В данный конкретный момент он ненавязчиво, но целеустремленно, транслировал собственное спокойствие, мягкое тепло от выпитого и всепоглощающее умиротворение. Против такого сложно было устоять. В здравом уме, по крайней мере.

0

21

А чего ж не есть-то, раз предлагают, да еще и за так? Уль со всей голодной страстью вгрызся в предложенное лакомство, и даже почти огорчился, когда осознал необходимость запить это дело вином. Вино даже на запах было далеко не самым лучшим, и, если быть совсем откровенным, то больше походило на кислую наливку, нежели на то, чем называлось. И вот этой кисло-сладкой бурдой предстояло порочить честный вкус доброго мяса! Так что враки это все, что на халяву - и уксус сладкий. Может он и сладкий, но от этого энтузиазма не прибавляется.
Леншпих задержал дыхание, заранее поморщился и сделал пару глотков. На вкус, честно говоря, это было сносно. Ну, скисший компот, подумаешь! В сахара в нем как раз хватит для того, чтобы злополучный сыр есть преспокойно, не жалуясь на пересоленость. Парнишку передернуло всего, но тот стоически сделал еще пару глотков, прежде чем вернуть бутыль своему новому знакомцу.
- А может и не придется, - улыбнулся мальчишка, рукавом промакивая губы. - Ты ж туда не шибко хочешь. А так - упьюсь, стану сговорчивее...
Понемногу Лено успокаивался. Ганс и впрямь теперь казался обычным сельским парнем, выбравшимся покутить в город и прикупить чего надобно. Теперь делалось почти смешно, как только он вспоминал о беспочвенных своих опасениях. Чего бояться-то, раз в нем не разглядели чудо-мальчика? А всяческие навязчивые опасения  сете недавних событий - разе ж повод отказываться от приятной компании и хорошей попойки?

0

22

Такой подход к делу Шеше нравился куда больше. Ну, как, спрашивается, можно кого-то склонять к греху, если настроение подозрительное? Никак. Это вам любой любящий свое занятие демон скажет. Шеша был готов проводить семинары о том, что грешить, равно как и совершать благие поступки, необходимо исключительно в хорошем расположении духа. Иначе теряется божья искра процесса.
- Это мы опосля решим, - поразмыслив ответил Шеша. - А пока ты ешь, ешь. Там глядишь найдешь питье поприличнее этого, - сделав пару глотков из бутыли, демон поморщился и отрезал ломоть мяса, чтобы заесть этот странный приторно-кислый привкус. - Крыша это хорошо, когда настроение подходящее. А с этим пойлом настроение одно - удавиться или утопиться в ближайшем колодце.
Если рассматривать всю схему склонения рода человеческого к грехопадению, то вариант спаивания был наименее эффективным. Потому как вроде бы и не сам человек согрешить захотел, а что-то постороннее его к этому склонило. А если склонило постороннее - то и толку от греха нет. Другое дело, что с помощью вина или чего покрепче можно было создать правильное настроение, в котором грехопадение случалось само собой, как искренний порыв души.
- Пойдем-ка отсюда, пока выпивохи расходиться не начали. Неровен час стрельнет им в голову окорок наш умыкнуть. Деньги деньгами, а вот окорок нам самим пригодится.

0

23

- Ишь, пуганый какой. Выпивохи тут мирные. Да и пьют - будь здоров. Чудом будет, если они на собственной вытянутой руке пальцы смогут сосчитать, - искренне расхохотался Уль, но се-таки соизволил отлипнуть от стенки, выбор маршрута оставляя за собой. Улочками да подворотнями пробирался он в сторону городской стены. Так безопаснее. Не то, чтобы он волновался, но мысли о том, что город следует покинуть до рассвета - он не сомневался ни на секунду.
Новый его приятель вызывал странную смесь симпатии и еда ли не покровительства, даром, что Ганс казался старше. Сам-то Уль уже лет шесть как оторвался от мамкиной юбки и жил в свое удовольствие. А этот... Ну раз в год в городе бывает, ну два. Мира, почитай, не видел, а значит все ему надо разжевать и в рот положить, чтобы сам не удавился ненароком.

Тем временем Пали как раз проходила последний этап подготовки. То есть всячески пыталась отделаться от побрякушек, которые ей старались всучить на счастье. Больших планов на эту ночь у нее не было, ничего поистине грандиозного не намечалось. Появиться, разве что, рядом с Леншпигом призрачной тенью, пропеть мелодичным своим голоском о том, как ему дальше жить следует. Ну, максимум - повнушать чего, если парнишка совсем от рук отбитый.
Так нет же! Снаряжали, ей-богу, как в поход против всего темного воинства. Или в ссылку, если посмотреть на количество провианта, которой Пальятеру пытались снабдить.
- Хватит, товарищи! - наконец не выдержала она, топнула ножкой и тряхнула золотыми своими кудрями. - Я же не на всю жизнь, ей-Богу! Всего-то на одну зорьку. А вы прицепились. Лучше просто благословите и пропустите в навигационную, уточнить координаты. А то не хочется как-то честной люд пугать вторым представлением за день.

Альострот же чинно готовился к отбытию. Как раз в этот момент он поглощал сытный ужин  одной из забегаловок преисподней, наслаждаясь пением какой-то звездочки локального масштаба. Вещи его уже были упакованы и транспортированы в командный центр, откуда ровно в три часа ночи его должны были отправить на землю. Строт обожал работу в поле, но как бы ни врал себе, родной дом он тоже любил. А потому последние часы в родном пекле он решил провести с удовольствием, но так, чтобы окончательная кондиция не стала поводом для отсрочки командировки.
Часы как раз пробили полночь.

+1

24

- Считать-то может и не умеют, а окорок всяко в хозяйстве пригодится, - назидательно ответил демон. - Ежели просто пьяным домой придет - жена ругаться будет. А уж если с окороком, то может и взбучки избежать. Мудрость житейская - пьяный, но хозяйственный всегда лучше, чем просто пьяный, - подняв палец вверх, Шеша подхватил окорок, закинул его на плечо, прихватил бутылку, на всякий случай и побрел за парнишкой.
"Экий мальчонка юркий. Демон бы из него получился - всем демонам демон. А так будет прозябать в человечьем теле без особой цели. Жалко, жалко..."
Времени оставалось все меньше и действовать, дабы свести к минимуму все просчеты, нужно было незамедлительно. Шеша даже начал подумывать о том, что крыши - были хорошим вариантом. Затеять возню и тихонько шмякнуться вниз, да сломать себе шею. У Леншпига грех убийства, у Шеши выполненный план, у всех все хорошо. Так нет же...
- Девки-то в городе какие красивые, - ни с того, ни с сего заметил Шеша. - Краше, чем у нас в деревне. Только жалко что бестолковые дурехи. А так я б с городскими познакомился...

0

25

- Девки! - почти презрительно фыркнул Лено и покачал головой, на ходу отнимая у Ганса бутыль. - Девки, мой добрый друг - везде одинаковые. И ведут себя одинаково, стоит только им юбку задрать. Так что ничего ты толком не потерял. А сельские, к слову, даже повеселее будут.
На самом деле кем бы там ни был этот Ганс, из какой бы деревни ни приехал, а настолько наивным и не обознанным быть - дело совсем непростительное. И все эти упущения в воспитании молодого сына простого крестьянина, или кем там был его батюшка, следовало поправлять незамедлительно. Чем Уэль и занялся, затевая свою короткую, но познавательную лекцию, время от времени прикладываясь к бутылке.
- В деревне девки проще. Им и на сеновале хорошо, и в поле, а если в доме да на постели - совсем рай. Им же что главное? Чтобы парнишка пригожий был, не зануда, и слово доброе сказал, и обнял покрепче. А городские... Тьфу! Плюнь под ноги - в обморок падают. Ругнешься - бледнеют и крестятся, а решишь приголубить - тут же в крик. Мужлан, мол, распутник! Таких - только в темноте и под одеялом трогать можно. И то, если глаза плотно зажмурить. Оно тебе надо?

Отредактировано Уэль Леншпиг (21.04.13 23:20:06)

0

26

- Разных мы с тобой девок в деревне видели. То, что ты говоришь - это для приезжих подходит. А уж коли с девкой с младых ногтей в одной деревне, то шиш она тебе что даст, - безрадостно усмехнулся Шеша и отщипнул кусок от окорока. В целом, он был совершенно согласен с Леншпигом. С городскими девицами всегда было больше мороки, однако ж и к блуду их склонять намного приятнее и эффективнее, ибо входят во вкус. У деревенских девиц времени столько нет, потому что работы всегда больше. Но такими размышлениями Шеша делиться не собирался. - Приезжие они, знаешь, выгодные кавалеры. Особенно если девка замуж пока не торопится. Своих, деревенских, в мужья берегут, а на гульки-танцульки всегда высматривают неместных. Так-то, господин грамотей.
"Хорошо мыслит парень, правильно. Только вот толку с его мыслей, если мысли грехом не считаются?" - Шеша мысленно перебирал все варианты, которые были в его распоряжении и всякий раз с неудовольствием их отметал. "Можно, конечно, примитивно попробовать. Да только нечестно получится по отношению к парню..."
Излишняя доброта порой играла против демона. Только вот времени на то, чтобы быть добрым не так-то уж и много было. Подискутировав с самим собой, Шеша пришел к выводу, что нужно действовать.
"Не обессудь, Уэль. Для дела нужно."
То, что почти четверть содержимого бутылки уже плескалось в желудке Леншпига - было на руку. В деталях воссоздав воспоминания от последнего своего визита к франкам, Шеша исподволь начал внушать весь этот богатый букет алкогольных переживаний Леншпигу. Поравнявшись с парнишкой, демон невзначай толкнул его плечом и добавил к алкогольному внушению воспоминания из бурной молодости, когда англичане к уэльским ребятам в гости ходили, а потом вышел второй Содом. Если уж и это не подействовало бы - Шеше пришлось бы попросту сматывать удочки и ретироваться.

0

27

Если у Шеши и были какие проблемы, то только с собственным терпением. Уэль был парнем самых свободных и широких взглядов и, теоретически, даже без всяких подначек довольно скоро поймал бы нужную волну. А, может, поймал бы и раньше, если бы Ганс подавал хоть какие-то доступные трактовкам знаки. Так же - лезть на рожон не хотелось. Детина был повыше да покрепче, а Лено и впрямь немощь бледная, даром что верткий. Один раз получит по маковке - особо не повертится. Потому мальчонка даже примеряться не стал. А теперь вот, поймав себя на внушенной мысли, так и вовсе притих, стараясь понять что к чему и как с этим дальше быть.
Прекращать пить было бессмысленно. Все равно трезвее не станет. Продолжать - чревато. Мало ли что по пьяни отколет. А нарываться на драку, тем более с совершенно очевидным исходом - ищи дураков. Поразмыслив еще немного и окончательно утомившись от сомнений, Уль наконец рассудил, что следует поступить так, как поступил бы любой честный христианин.
"Господи, в умных книжках говорят, что судьба каждого - в твоих руках. Ну, раз так оно и есть, то... Давай, что ли. Правь парадом. Доверяю тебе сегодняшнюю ночь со всеми последствиями и уповаю на защиту твою от тяжких побоев и лютого похмелья. Аминь."

- Мы его обнаружили! - молоденький ангел, совсем мальчишка, еще не растерявший интерес к своей работе, сорвал с себя массивные наушники, обернулся через плечо и улыбнулся Пали. Он честно надеялся, что, восхитившись его скоростью и точностью, заслуженный секретарь отдела по связи с общественностью непременно расцелует парня в обе щеки и согласится пообедать при случае.
- Где? - вместо того, чтобы броситься ангелу на шею, Пальятера сосредоточено поджала губы и поднялась из удобного кожаного кресла. Казалось, стоит озвучить координаты, как она сорвется на землю вот прямо отсюда, без предварительного оформления всей сопутствующей отлету документации. - Покажи мне!
- Да вот же... - растерянно моргнул работник отдела навигации, тыкая указательным пальцем на зеленую светящуюся точку на огромном экране. - И, похоже, не один. Там с ним кто-то из конкурентов.
- Ах ты ж... - девушка больно прикусила язык, чтобы не выругаться. Здесь, в ее конторе, такое не поощрялось, а стоило кому об этом доложить начальству, уволили бы мигом, не глядя на стаж и заслуги. - Спасибо, Сёмочка. Спасибо, родненький. Мне пора.
Ангел быстро чмокнула парня в щеку, но скорее не от большого душевного порыва, а от собственных переживаний. Была бы бесовкой - разбила бы что-нибудь. Но по долгу службы, как и всякий ангел, Палечка даже бесилась очень позитивно. По уставу. Наскоро простившись, цокая каблуками по пустому ночному коридору управления, она помчалась к служебному выходу на взлетную полосу.

Тем временем Уль, почти до конца приговорив бутыль самолично, панибратски приобнимая Ганса за локоть, уже входил в заброшенный тупиковый дворик, ограниченный двумя домами и городской стеной. По его задумке остаток ночи можно было провести на крыше, а на рассвете - перемахнуть через стену и поминай как звали. Как ни глянь - всюду выгода. И людей нет, и до воли рукой подать.
- А вот тут, - он кивнул в сторону крепкой, пусть и ветхой на вид двери, - Вход в погреб славного торговца дрянными винами. Там с замком дело простое. Чик - и ступай к пузатым бочкам, бери, сколько хочешь.

Отредактировано Уэль Леншпиг (22.04.13 00:20:23)

0

28

"Ничего не понимаю", - озадаченно подумал демон. - "То ли парень непрошибаемый, то ли я забегался. Так нет же - никаких способностей, разве что удача да и то... Разве ж то способность? Удача - это талант. И эта удача как-то против меня играет."
Шеша привалил окорок к стене дома и крайне недвусмысленно приобнял Уля за талию. Покосившись в сторону двери подошел к ней поближе и толкнул плечом, как-то даже не подумав в какую сторону она открывается. Дверь жалобно заскрипела, но открылась. Еще бы ей не открыться, когда петли как будто в печь сунули.
- Заходи, гостем будешь, - усмехнулся Шеша, пропуская парнишку вперед.
Примечательно, что мысль назойливо вертевшаяся в голове у демона не была вызвана исключительно рабочим интересом. Леншпиг был крайне миловидным, несмотря на худобу, и веселым, как успел заметить демон. Такого совратить - сам бог велел. Если бы, конечно, бог велел совращать юношей и девиц.
В погребе было темно, а светить своими неземными очами демон как-то не решился. Потянув Леншпига на себя, Шеша ткнулся губами в его губы и чертыхнулся про себя. "Едрить его через матерь божью, не видно ничерта, хоть глаз выколи." Однако поползновений не прекратил, огладив, в довесок к неуклюжему поцелую, бока парнишки, крепче прижимая к себе. Мало-мальски сориентировавшись в топографии Уэля, демон снова поцеловал его, но уже куда более прицельно и горячо, дабы не вносить смуту в мысли Леншпига.

+1

29

- Ух ты ж... - только и успел прохрипеть Уэль, когда Ганс вполне однозначно заявил о своих намерениях. Не то, чтобы парнишка был против такого развития событий. Просто подход к этому делу он имел свой, а происходящее развивалось настолько сумбурно и нелогично, что Леншпиг не успевал ориентироваться и правильно реагировать. Вот и как, спрашивается, увязать случайную встречу, несостоявшуюся попойку, разговор о девицах и _это? Или, если уж брать весь день скопом - то как увязать спертую ватрушку, знамение и то, что вот сейчас он в погребе некого почтенного Дранкильмана целуется с малознакомым мужчиной без каких либо к тому предпосылок?
Разумеется, отбиваться он не стал. Юный организм с готовностью реагировал на оказываемые знаки внимания, и Лено несколько неуклюже но крепко обнял Ганса за плечи, выражая не то, чтобы благосклонность, но по крайней мере декларируя отсутствие сопротивления в дальнейшем.

Естественно, земное время течет несколько иначе, нежели время на небесах. То, что происходит в привычной реальности, просматривается сверху как в ускоренной съемке. Это дает возможность действовать оперативно. Потому морочить уважаемого читателя подробной состыковкой действий, разиающихся на небеси и на земли - ваш покорный слуга не станет.
А потому сочтем, что именно в данный момент в небесной конторе происходило следующее.
На взлетной полосе взвыла сирена. Да так неожиданно, что Палья, мчавшаяся к своему пункту отправления споткнулась и подвернула лодыжку. Зашипела раздраженно, наклонилась и с силой потерла поврежденную косточку.
- Да что у вас там происходит? - стараясь перекричать шум направляющего ветра спросила она, развернувшись лицом к командной рубке, прижав ребро ладони ко лбу и щурясь из-под импровизированного козырька.
В ответ заскрежетали матюгальники. Командующий полетом прокашлялся, и голос его донесся со всех сторон сразу:
- Объект склоняем к грехопадению. Параграф "Блуд", статья "Мужеложество". До грехопадения осталось десять, девять, восемь...
Не дожидаясь, когда занудный голос досчитает до нуля, Пальятера перекрестилась, взяла разгон и сиганула с края полосы  темноту.

Секундой позже в кармане уважаемого демона Альострота зазвенел мобильный.
- Слушаю, - привычно сухо и коротко ответил тот, прижав трубку к уху.
- Я не знаю, где тебя черти носят, - затараторил в трубку его приятель из отделения разед.работ, - Но только что поступила информация о том, что на землю отправлен ангел. Предположительно к нашему объекту. Ты когда будешь?
- Сейчас и буду. Уточните траекторию его полета, просчитайте ближайшие точки перехода через Алькору. Я должен оказаться там раньше. Ждите через минуту.

- Га-анс, - мальчишка не выдержал и рассмеялся. - Я ж на девку совсем не похож. Или тебя это не очень пугает, м? - он мягко отстранился, чтобы продышаться и, может быть, хлебнуть еще вина. Признаваться в том, что взгляды - взглядами, а с мужчинами он толком дела и не имел, было как-то стыдно. Да было бы похоже на отлынивание. А Уль не отлынивал, просто волновался немного. Ну, и смущался, разумеется, радуясь, что вокруг такая темень, что разглядеть его пунцовые щеки никак не возможно.

Отредактировано Уэль Леншпиг (22.04.13 01:23:43)

0

30

- Я и не сомневаюсь, что ты на девку не похож. И я на испуганного тоже не похож, - довольно отозвался демон, облизывая губы, немного кислые от вина. - Красивый ты, Тиль, нечеловеческой красотой, - пошарив вокруг себя рукой, Шеша нащупал бочку и усадил на нее Леншпига, по опыту зная, что вовремя незакрепленный блудник может пуститься в разброд. - Понравился ты мне страсть как.
Демон еще что-то говорил в перерывах между уверенными поцелуями, но разобрать слова Леншпигу не удалось бы в любом случае. Шеша повозился с завязками на штанах юноши и, не мудрствуя лукаво, скользнул ладонью по паху Уэля.
"И как тебя, дитя неразумное, к молитвам склонить-то?" - отстранено подумал Шеша, обхватывая пальцами плоть парнишки и снова накрывая его губы своими.
До сих пор демон специализировался на том, чтобы люди не каялись в своих грехах и это ему удавалось неплохо. Сейчас же задача существенно усложнялась за счет того, что Леншпига нужно было склонить к молитвам, ну, или хотя бы к обращению к Творцу.
"Эх, была не была!.."
Рывком опустившись на колени и уткнувшись носом в живот Леншпига, демон склонил голову ниже и обхватил губами головку, очертив ее кончиком языка и уверенно пропустил юношескую плоть в рот, прижимая языком к нёбу и сжимая губами.

0


Вы здесь » Илльв. Новая генерация » Флешбеки, альтернативы » Медный гул и прочие радости ложных прорицаний.